Финансовая библиотека Миркин.ру
Будущие кризисы: 2011 – 2020. Риски российских шоков

Ускорение роста мировой экономики в предстоящее десятилетие, опережающая динамика «новых индустриальных» и развивающихся экономик в сравнении с индустриальными странами приведет к увеличению вклада в мировые финансы, вносимого национальными финансовыми системами, отличающимися быстрым ростом, разбалансированностью и деформациями (эксцессивный уровень рисков, волатильности, доходности финансовых активов, инфляции, обремененность долгами, проблемность активов, зависимость от нерезидентов и т.п.).
Увеличится доля глобальных финансов, приходящаяся на финансирование инноваций, бизнеса средней и малой капитализации, высокотехнологичных компаний, отраслей, находящихся в упадке, для их реструктуризации. Это – сфера высоких рисков, ограниченной ликвидности и повышенной доходности.
Эксцессивная волатильность будет формироваться в связи с превращением товарных рынков в финансовые, опережающим развитием деривативов. Глобальные финансы, как и раньше, будут насыщаться финансовыми инновациями (англо-саксонская модель сохранит свою ведущую роль), способными при интенсивном росте разбалансировать финансовую систему. Финансовые активы будут стремиться расти по экспоненте.
Заранее неизвестно, какой новый финансовый продукт станет причиной очередного кризиса, в каком сегменте будут накоплены эксцессивные риски финансовых иноваций.
Известно только, что это обязательно произойдет, как повторение пройденного:

Вместе с тем значимая часть финансовых рынков перейдет в более зрелое состояние, увеличится финансовая глубина мировой экономики. Мультиполярные резервная система и финансовая архитектура должны способствовать большей стабильности финансовых систем. Будет развито макропруденциальное регулирование (мониторинг и смягчение системных рисков) на национальном и международном уровнях. Как следствие, обратная тенденция – «обуздание» волатильности (снижение рисков, доходности, инфляции, финансовой нестабильности).
Результирующий вектор (по принятому сценарию, см. выше) – нейтральный или снижение волатильности (с периодическими возмущениями рынков, с попытками вырваться из-под контроля, разбалансироваться, подобно тому, как это происходило в первой трети XX в., а также начиная с середины 1980-х гг.) (см. выше график 19.1). Глобальные финансы останутся такой же сейсмически активной, нестабильной зоной, как и в 1980 – 2010-х гг.
Наряду со смягчением циклических движений глобальных финансов и расширением «островов стабильности» сохранится, на фоне локальных кризисов и высокой текущей волатильности, значимая вероятность мирового финансово-экономического кризиса в 30-х – 40-х гг. XXI в. (эксцессивность системных рисков, низкая эффективность макроэкономического менеджмента).
В этой связи прогнозируется, что финансовая система России достигнет более зрелой стадии развития, большей финансовой глубины, большей стабильности, как это происходило в 2000-е гг. (в сравнении с 1990-ми гг.) и особенно в предкризисный период 2007 г. – первой половины 2008 г. Ее риски и волатильность снизятся.
Вместе с тем в любом варианте – сохранения сырьевой экономики или попытки многопродуктовой модернизации – сохраняется интенсивная зависимость от внешних, крайне волатильных финансовых переменных (курс доллара США как мировой резервной валюты, миовые цены на сырье, финансовая динамика развивающихся рынков). Российская финансовая система продолжит свое существование как точка привлечения «горячих денег», и в этом качестве, как центр нестабильности, рисков и волатильности.
Неизбежность финансового стимулирования экономического роста и модернизации предполагает, что финансовая система вовлекается в покрытие более высоких рисков, связанных со сферой инноваций, инфраструктурными проектами, что неизбежно создает концентрации рисков и потерь.
Наконец, особая роль государства в России как регулятора, собственника и экономического агента должна приводить, как показывает мировая практика, к образованию обширных зон проблемных активов и концентрации рисков во вложенных в них средствах (конфликты интересов при распределении финансовых ресурсов, неэффективность хозяйствования в связи с эксцессивным числом бизнесов и проектов, зависящих от государства).
В итоге, прогнозируется, что усиление устойчивости российской финансовой системы, связанное с ростом ее зрелости, диверсификации, финансовой глубины, может нивелироваться локальными финансовыми и экономическими кризисами, вызванными внешними факторами (волатильность цен, финансовые инфекции, спекулятивные атаки), так и внутренним концентрациями системных рисков, связанными с необходимостью финансировать более агрессивную, чем в индустриальных странах, экономическую динамику, сферу инноваций, огосударствленный бизнес.
По статистике, на таких формирующихся рынках, каким является России, финансовые кризисы происходят 1 – 2 раза в 10 – 15 лет.356 Это не глобальные финансовые кризисы, это рыночные шоки 2 - 3-го порядка на фоне мирового экономического подъема, отражающие финансовые инфекции (кризисы, заносимые из других развивающихся экономик) либо собственные сверхконцентрации системных рисков.
Было, есть и будет. Более конкретный прогноз будущих экстремумов в российской финансовой системе дан в главе 21.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Скачать книгу

Открытая дверь

Новая книга Я.М.Миркина. Подробнее>>>

Примечание (356)

356 Анализ см. в книге: Миркин Я.М. Национальный доклад: риски финансового кризиса в России: факторы, сценарии и политика противодействия. - М.: Финакадемия, 2008

Комментарии

Миркин.ру - финансовая библиотека.