Финансовая библиотека Миркин.ру
Формула финансовой политики государства: 1996 – 1998 гг.

В середине 1990-х гг. политика финансовой стабилизации не была своевременно изменена на политику стимулирования экономического роста. Это привело к постоянно кризисному состоянию экономики и сокращению возможностей оздоровления государственных финансов и рынка корпоративных финансовых активов, сделало экономику страны и фондовый рынок более уязвимыми к внешним кризисам.
Так, экономическая политика в 1990-е гг. велась по формуле: «низкая монетизация +ограниченная ликвидность коммерческих банков в сравнении с активами центрального банка + растущий государственный долг, увеличение доли государства во внутреннем кредите при искусственно высокой доходности государственных ценных бумаг + высокая инфляция + сверхвысокие для переходной экономики налоги + отсутствие крупных инвестиций государства + искусственно стабильный валютный курс, ограничивающий экспорт товаров и стимулирующий приток «горячих денег» + сверхвысокий процент + либерализация счета капиталов для спекулятивных иностранных инвесторов», что делало невозможным для хозяйства страны выход из кризиса.
В частности, элементами такой экономической политики, создававшей барьеры для экономического роста и делавшей финансовый рынок крайне неустойчивым, были:
-политика излишних государственных заимствований, которая привела к тому, что доля государства во внутреннем кредите (часть денежных ресурсов, направляемая на обслуживание потребностей государства вместо кредитования экономики) к моменту кризиса превышала 60% - один из самых высоких в мире показателей;
-политика сверхвысоких доходностей на рынке государственных ценных бумаг при доминирующей роли Банка России и Сберегательного банка на рынке ГКО-ОФЗ (по оценке, примерно 50% рынка), широких возможностях манипулировать доходностями и объемами привлеченных ресурсов. Сверхвысокая доходность приводила к ускоренному накапливанию внутреннего государственного долга, к созданию стимулов для вовлечения всё большей части внутренних денежных ресурсов в обслуживание внутреннего государственного долга вместо инвестирования в реальный сектор, к втягиванию средств иностранных инвесторов в преимущественно спекулятивные операции на рынке государственных ценных бумаг. По соотношению активов этих банков в форме государственных ценных бумаг, на долю Банка России приходилось примерно 30% рынка, а Сберегательного банка – примерно 20%;
-сверхжесткая денежная политика, следствиями которой были падение уровня монетизации до одного из самых низких в мире уровней (Деньги+Квази-Деньги / ВВП - 16 –18%)167 и - в результате – предкризисное (1993 – 1998 гг.) искусственное сокращение массы денег в обращении ниже необходимого ее предела, взрывной рост бартера и выпуска векселей (суррогатов денег), финансирование хозяйства за счет роста просроченной задолженности, крайне слабая финансовая и капитальная база банков и других финансовых институтов, вызванная острым дефицитом внутренних денежных ресурсов и, как следствие, сокращение внутренней базы инвестирования, зависимость от притока на внутренний фондовый рынок спекулятивных иностранных капиталов;
-сверхтяжелое для формирующейся экономики, переживающей тяжелый кризис, налоговое бремя (по оценкам, налоговые и квази-налоговые платежи составляли 34-36% ВВП), приводящее к массовому сокрытию прибылей, к уходу значительной части экономики из легального оборота, к бегству капиталов за рубеж и сокращающее, в конечном итоге, доходную базу бюджета и его способность ограничивать заимствования на финансовом рынке;
-неудачная политика формирования рынка акций на базе Российской торговой системы, с очень высокой долей спекулятивных иностранных инвесторов, со значительной (более чем 90%) долей расчетов по оффшорным счетам (свободным вводом – выводом «горячих денег»), с быстрым ростом курсовой стоимости акций с конца 1995 г. до лета 1997 г. в 5-6 раз, с существенными возможностями манипулировать этим рынком в силу его небольшого объема и одной из самых высоких в мире волатильности рынка в 1996-1999 гг. (именно этот рынок стал «спусковым механизмом» кризиса на рынке внутреннего государственного долга);
-политика в 1995 – 1998 гг. жестко закрепленного валютного курса, которая в сочетании с фактическим «обесценением» доллара США в российском обороте, поэтапной либерализацией движения иностранных капиталов (на рынке ГКО) привела к искусственному разогреву российского финансового рынка, получения на нем сверхдоходностей в валютном измерении и, как следствие, к свободному приходу и выходу с рынка преимущественно краткосрочных иностранных спекулянтов (доля которых на рынке акций, как указывалось, составляла, по оценке, 60 - 65%, а на рынке ГКО-ОФЗ – 30-35%).
Как следствие, сложилась неадекватная система стимулов, которая уводила внутренних и внешних инвесторов от вложения финансовых ресурсов в производство, от прямых инвестиций, создавала преимущественный интерес к инвестициям на обслуживание текущих нужд государства, не связанных с капитальными вложениями и экономическим ростом, к исключительно спекулятивной деятельности (без которой тем не менее финансовые рынки существовать не могут).
В итоге, сформировалась способность краткосрочных спекулянтов воздействовать на важнейшие макроэкономические показатели (искусственное сужение возможностей внутренних инвесторов за счет крайне низкой монетизации, доминирование иностранных спекулятивных инвесторов на рынке акций и их очень высокая роль на рынке государственных ценных бумаг при режиме свободного ввода-вывода денег с рынка, сложившемся к 1998 г.). Резкие колебания в потоках “горячих” денег при высокой доле иностранных инвесторов на рынке способны создавать шоки на рынке государственных и корпоративных ценных бумаг (резкое снижение курсов, шоковый рост доходности государственных ценных бумаг, сброс ценных бумаг с превращением их в рубли и выбросом их на валютный рынок с последующим понижательным давлением на рубль, невозможность привлечь с рынка в бюджет дополнительные денежные ресурсы для погашения предыдущих выпусков ГКО – ОФЗ и т.д.)
Без корректировки на ситуацию и особенности экономики в России использовались такие рыночные концепции (а иногда и рыночные мифы) как “запрещение прямого кредитования центральным банком бюджета” (хотя Банк России совместно со Сбербанком РФ доминировал на рынке ГКО-ОФЗ в 1995 –1998 гг. и фактически кредитовал – передавал заемные средства в бюджет), “полное подавление инфляции как условие роста экономики”, “ускоренная либерализация счета капиталов”, “жесткое ограничение предложения денег экономике как условие финансовой стабилизации”, “обеспечение полной собираемости налогов” (при сверхвысоком налоговом бремени), “фиксация валютного курса” как самоцель, “невозможность прямой поддержки центральным банком – через коммерческие банки – хозяйства” и т.п. Указанные и другие концепции, хорошо работая в развитых рыночных экономиках, могут быть неадекватны условиям реформируемой экономики, переживающей глубокий кризис, являющейся переходной, несущей масштабные расходы на содержание военно-промышленного комплекса и армии, которые не могут быть снижены в короткие сроки.

Вставка
«0 русских государственных финансах можно сказать то же самое, что писал князь Кочубей императору Александру I о России вообще: „можно сказать, к сожалению, что Россия никогда прямо устроена не была, хотя еще с царствования Петра Великого о сем помышляемо было..." С великим трудом собранные и подготовленные для разработки, данные показывали наглядно, что необходимость переустройства финансового хозяйства одинаково «помышляемой была» как в прошлом, так и текущем столетиях и что иногда принимались меры, действительно соответствовавшие потребностям и вполне согласные с нуждами данной минуты. Но, мероприятия в самое короткое время теряли свою почву, превращались иногда даже в безусловно вредные для экономического положения страны и задерживали ее рост и развитие. Все, вообще, преобразования, которые, от времени до времени, предпринимались на благо финансов государства, обещавшие действительную пользу и коренные исправления, низводились до значения „капли в море"; наши финансы все по прежнему страдали прежними-же недугами и, несмотря на всю энергию и способности многих первостепенных государственных деятелей, все-таки никак „прямо устроены" быть не могли».

И.С.Блиох. Финансы России XIX столетия. Том Первый. – С.-Петербург.: Типография М.М.Стасюлевича, 1882. – С.4

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Скачать книгу

Открытая дверь

Новая книга Я.М.Миркина. Подробнее>>>

Примечание (167)

167 По методологии МВФ

Комментарии

Миркин.ру - финансовая библиотека.